ПОСТПЕРЕСТРОЙКА

Концептуальная модель развития нашего общества, политических партий и общественных организаций

Кургинян С.Е.,
Аутеншлюс Б.Р.,
Гончаров П.С.,
Громыко Ю.В.,
Сундиев И.Ю.,
Овчинский В.С.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. Новый этап мирового общественно-исторического развития

2. Задача нашего общества на данном историческом этапе развития цивилизации

3. Расстановка политических сил внутри нашего общества. Советская криминальная буржуазия — ведущая сила деструкции и регресса

4. Идеология криминальной буржуазии. Антикоммунизм

5. Экономическая политика криминальной буржуазии. Рыночный утопизм, бюрократический капитализм и огосударствление мафии

6. Государственность криминальной буржуазии. Антицентризм, национал-демократизм и этнократизм

7. Стратегия и тактика действий криминальной буржуазии. Манипулирование общественным сознанием

8. Фундаменталистский бунт против ига криминальной буржуазии и его последствия для жизни нашего общества

9. Восстановление целостности социального и исторического сознания

10. Конец коммунизма или конец истории?

11. Грехи коммунизма или грехи коммунистов?

12. Культура и коммунизм

13. Наш вызов

14. Коммунистический труд в XXI столетии

15. Издержки коммунистической организации труда в XX столетии

16. План действий. Тезисы

17. Заключение

О КНИГЕ "ПОСТПЕРЕСТРОЙКА"

Сегодня, на крутом повороте своей истории, наше общество, как никогда раньше, нуждается в новых, свежих идеях. Пусть эти идеи будут спорными, пусть даже парадоксальными. Важно, чтобы они подталкивали общественную мысль в верном направлении, помогали выработать базу для консолидации и преодоления нынешней конфронтации. В конечном счете — для того, чтобы избежать тяжелых социальных потрясений.

Старые догматические принципы, постоянная оглядка на господствующее мнение "наверху" долгое время не позволяли пробиться в общественное сознание новым взглядам и концепциям. Они отходят в прошлое. Но вряд ли следует уповать на то, что автоматически произойдет их замещение полной свободой мысли, столь необходимой нашему обществу информационной свободой. Еще долгое время придется преодолевать групповщину, попытки тех или иных политических сил навязать свое мнение, выступать от имени всего народа.

Мы должны сознавать, что в годы застоя разработкой идеологических и концептуальных основ развития общества зачастую занимались люди, ставящие перед собой цели, весьма далекие от научной объективности. А люди, всерьез озабоченные кризисными явлениями, не только насильно отодвигались как конкуренты, но и сами отходили в сторону, не желая, образно говоря, быть в одной упряжке с конъюнктурщиками.

Ход событий в наши дни еще раз показывает, что суть занимаемой научной и гражданской позиции выявляется именно в тяжелые моменты, в ситуации неблагополучия. Поэтому тех, кто сегодня с неортодоксальных позиций, вдумчиво и научно обоснованно стремится отстоять социалистическую идею, уже нельзя заподозрить в конъюнктурных соображениях.

С этой точки зрения предлагаемая работа социологов, политологов, экономистов, философов, кибернетиков представляет, как мне кажется, и научную, и практическую, и, что немаловажно, — нравственную ценность.

В самом деле, почему такие весьма радикально настроенные ученые, как Сергей Кургинян и Петр Гончаров, входившие в годы застоя в число тех, кого называли "персона нон грата", не хотят сегодня присоединяться к борцам за последовательную декоммунизацию нашего общества, тогда как многие из тех, кто в годы застоя пользовался всеми его благами, заявляют о своей антикоммунистической ориентации? Вопрос этот — принципиальный, и от ответа на него зависит в конечном счете судьба нашего общества. Почему с трагической болью и глубочайшей обеспокоенностью вдруг начинает звучать всегда насмешливо-иронический голос высланного из страны Александра Зиновьева? Почему далекие от коммунизма западные теоретики начинают выражать озабоченность растущей тенденцией к огульному отрицанию предшествующего опыта, видя в этом новый виток "русского нигилизма"?

Видимо, всех этих ученых, при всей разнице их ориентации и мировоззренческих установок, беспокоит нечто гораздо более серьезное и значимое, нежели идеология КПСС.

Эту книгу отличают парадоксальность подхода к исследованию политического процесса, особая напряженность философской публицистической интонации, которую я определил бы как "страстный аналитизм", стремление вскрыть логику процессов там, где обыденное сознание видит лишь груду ничем не связанных между собою феноменов.

Над политическими пристрастиями и философскими предпочтениями ставится нечто гораздо более значимое для авторов. Это — судьба человеческая, судьба народная, это страна с ее исторической трагедией и историческим величием, это неволя и величие нашего духа, нашей истории,

Критикуя со всей безжалостностью как управляющие структуры, так и порожденное ими общество, ученые этой формации никогда не переступят грань, отделяющую самую жесткую критику от социальной безответственности. И значит, критика их всегда будет критикой со стороны людей, заинтересованных в успехе дела.

Об этом, кстати, говорит и название книги — "Постперестройка". Сегодня, когда все чаще речь начинает идти об отсутствии эволюционных возможностей у советской цивилизации, о невозможности для нашей страны какого-либо выхода из тупика в рамках социализма, авторы говорят о послеиндустриальных перспективах нашего общества, о новых, нераскрытых потенциалах социализма и... коммунизма. При этом они не исключают и срыва перестроенного процесса, причем не только по вине правых, консервативных сил, представляющих, по мнению авторов, самую серьезную опасность, но и по вине так называемого "оголтелого либерализма", который, по образному выражению Бердяева, раскачивая лодку сегодня, завтра же начнет апеллировать к городовому. Авторы показывают, чем может обернуться срыв перестроечного процесса и какие силы могут при этом оказаться у власти. Здесь, как мне кажется, ученые дают обоснование той антиутопии, которая изложена в книге А. Кабакова "Невозвращенец" (см.: Заведомо ложные измышления. М., 1989), привлекла внимание представителей самых разных слоев и течений и вместе с циклами статей — "Что такое криминальная буржуазия?", "О механизме соскальзывания" ("Литературная Россия"), "Схождение лавины" ("Новое время"), "Лев прыгнул" ("Литературная газета") сыграла роль холодного душа на фоне безоглядной перестроечной эйфории.

Я хотел бы поставить вопрос о том, что было бы с нашей страной и нашим обществом в случае, если бы в 20-е годы правящая партия сумела прислушаться к той обеспокоенности, которую выражала российская интеллигенция по части радикальных установок, ориентированных на полный разрыв с прошлым страны якобы во имя "счастливого будущего"? Хотел бы признать сегодня, на новом витке исторического развития, преодолеть историческую глухоту, суметь услышать тех, кто сегодня обеспокоен новым радикализмом, опять стремящимся начать с разрушения.

Я хотел бы также указать на ту перекличку поколений, на ту духовную связь, которая как раз и свидетельствует о наличии здоровых сил в нашем обществе, а значит, и о наличии эволюционных возможностей, возможностей преодолеть первый общий кризис социализма, подобно тому как капитализм сумел преодолеть целую серию общих кризисов, которые по своей глубине, по состоянию общественного сознания были еще более глубокими, чем та депрессия, которую социализм переживает сегодня.

Как и они в 30-е годы, мы идем сегодня вперед новым курсом. И "новому курсу" необходимы как воздух новый интеллект, новые люди, новые, конструктивные инициативы.

От того, сумеем ли мы подключить их к перестроечному процессу, на деле зависит успех перестройки и наша постперестроечная перспектива.

Хотелось бы надеяться, что эта работа не окажется последней, что она вызовет широкую дискуссию, тот диалог между здравомыслящими людьми самых разных ориентации, который так необходим сегодня.

"Постперестройка" — работа, конечно, во многом спорная.

Не везде авторы до конца обосновывают свою точку зрения. По форме эта работа (я думаю, сознательно) предельно заострена, эмоциональна. Но, видимо, на сегодняшний день в этом надо видеть не слабость, а силу, поскольку книга будит мысль, вызывает на дискуссию, на высказывание новых точек зрения.

Авторы, прогнозируя наши возможные перспективы, пытаются нацелить общественное мнение на более вдумчивый взгляд на все происходящее.

Хотелось бы надеяться, что данная работа станет одним из стимулов к плодотворному выдвижению новых идеологических концепций и целей для нашего общества.

В. МИХАЙЛОВ,
доктор исторических нау